Воплощение жанра Гектором Берлиозом

Страница 2

В 1837 году Берлиоз получил заказ на Реквием. Правительство Монталивэ специальным декретом установило ежегодное исполнение траурной мессы в память жертв июльских событий 1830 года. Первое исполнение предполагалось в Доме Инвалидов в годовщину смерти генерала Мортье, убитого в 1835 году во время покушения Фиески на Луи-Филиппа, когда король в день памяти погибших в июльские дни делал смотр национальной гвардии. Для первого торжества намечено было исполнить новое произведение. История заказа, написания и исполнения Реквиема — одна из самых драматичных в полной драматизма биографии Берлиоза. Вначале шла речь о постановке Реквиема Керубини. Затем после долгих проволочек, столкновений, «подспудных» течений выбор пал на Берлиоза.

Заказ Реквиема стал для композитора «давно желаемой добычей». Он сразу представил себе грандиозность исполнения своей музыки 500-ми или 600-ми участниками. «В первые дни эта поэзия «прозы мертвых» опьяняла и возбуждала меня до такой степени, что ничто светлое не представлялось моему уму, голова моя кипела, у меня начались головокружения .» — писал композитор сестре[41, стр. 234]. Первое упоминание о Реквиеме встречается в письме к отцу от 8 марта 1837 года, окончание помечено 29 июня 1837 года — всего около трех месяцев. Берлиоз использовал кое-что из ранее созданных сочинений, в частности для «Tuba mirum» — «Resurrexit» 1832 года, в свою очередь заимствованный из написанной в 1825 году мессы. По окончании Берлиоз сразу приступил к репетициям. В процессе напряженной репетиционной подготовки он случайно узнал, что исполнение Реквиема отменено по «политическим причинам». Вместо одного грандиозного торжества в соборе Инвалидов во многих церквах должны были служить обычные траурные мессы. Политика вмешалась и навела порядок — правительство Луи – Филиппа испугалось большого скопления народа в одном месте и самого характера церемонии. От разочарования, отчаяния, гнева Берлиоз заболел. «У меня украли мое настоящее и мое будущее»,- говорил он в письме к отцу [41, стр. 236]. Он решил добиваться исполнения.

Наконец, месса «нашла своих мертвецов». 23 октября 1837 года была взята Константина в Алжире. Правительство решило устроить большое траурное богослужение памяти генерала Дамремона и «всех храбрых, павших вместе с главнокомандующим при взятии», как сообщал официальный орган «Moniteur». Преодолев большие трудности, Берлиоз добился исполнения Реквиема. 5 декабря 1837 года состоялось траурное торжество в Доме Инвалидов, которое привлекло весь Париж. Сам Берлиоз ставил Реквием очень высоко. «Если бы мне угрожало видеть гибель всех моих произведений, кроме одной партитуры,— писал он тридцать лет спустя в 1867 году, — я просил бы пощады для «Мессы о мертвых» [41, стр. 238].

Реквием состоит из десяти номеров, каждый из которых содержит новаторские композиционные приемы:

1. Requiem aeternam

2. Dies irae (Tuba mirum)

3. Quid sum miser

4. Rex tremendae

5. Quarens me

6. Lacrimosa

7. Offertorium

8. Hostias

9. Sanctus

10. Agnus Dei

Некоторые части Реквиема представляют собой возвышенно-философское по складу, сдержанно-лирическое размышление (первая часть «Requiem aeternam», конец «Agnus Dei»). Другие - огромные декоративные фрески, сильно драматизированные по характеру, в которых ощущается мощная, микеланджеловская лепка фигур, интенсивное столкновение, движение и развитие образов («Dies irae», «Lacrymosa»). Третьи — лирические монологи, хотя и исполняемые иногда многими голосами («Quid sum miser», «Quaerens me»). Созданный в традиционных формах заупокойной мессы, он по своей направленности, идее, кругу образов далеко выходит за пределы догматических церковных представлений. Его определяют не чувства покаяния и покорности перед грозным судом, не обреченность и страх, а острое ощущение надвигающихся бурь, беспокойство и страстный протест. Драматическое восприятие темы вызвало тревожную, возбужденную, иногда даже причудливую музыку, глубокие контрасты, резкие светотени. Это и отличает произведение Берлиоза от двух других прославленных Реквиемов — Моцарта и Верди, - более сдержанных и лиричных по характеру. Даже такая сосредоточенно-лирическая часть, как Lacrymosa («Слезная»), исполнена в Реквиеме Берлиоза не проникновенного, скорбного чувства, как у Моцарта или Верди, а страстного отчаяния, доходящего до протеста и даже гнева. Человек не покорствует, а борется и страдает. «Dies irae» стало центром Реквиема. Данная часть построена на непрерывном переплетении трех музыкальных фраз в старинном церковном стиле, а в момент кульминации вторгается величественная грозная фанфара. Она исполняется четырьмя духовыми оркестрами, расположенными в различных углах концертного помещения. Берлиоз создает в качестве своеобразного противосложения «фанфаре рока» движение у больших барабанов и литавр. Их рокот усиливает чувство страшного и неотвратимого.

Отбрасывая канонизированные формы выражения, Берлиоз глубоко и по-своему вчитывается в текст, стремится передать не только общую настроенность каждой части, но и значение наиболее существенных в отношении выразительности фраз, иногда даже слов. Так, в «Requiem aeternam» его внимание привлекают слова «Вечный свет, свети им», которые он несколько раз выделяет в музыке, подчеркивая выражение нежной и трогательной надежды и мольбы. Живописные намерения композитора в Реквиеме очевидны. Неясный, мерцающий свет («Requiem aeternam»), чистота горних сфер («Offertorium», «Sanctus») и, с другой стороны,— грозные колебания земли, мощные звучания труб со всех концов света («Dies irae»).

Страницы: 1 2 3 4

Разделы

Copyright © 2020 - All Rights Reserved - www.musicexplore.ru