Общая характеристика музыкального и хорового искусства России рубежа XIX–XX веков

Материалы » Пейзажная хоровая лирика русских композиторов » Общая характеристика музыкального и хорового искусства России рубежа XIX–XX веков

Страница 1

Конец XIX и начало XX века для русской музыки были порой необычайно быстрого, стремительного развития и выдвижения новых сил и течений, что связано со всеобщей переоценкой ценностей, пересмотром многих утвердившихся в предыдущую эпоху представлений и критериев эстетической оценки. Процесс этот протекал в острых спорах и столкновениях различных, иногда сближавшихся, иногда противоположных тенденций, казавшихся непримиримыми и взаимоисключающими. [9, с. 5]

Этот период развития русского искусства сравнивали с Ренессансом. Понятие «культурного Возрождения» распространялось не только на область художественного творчества, но и на сферу философско-мировоззренческих представлений. В начале 900-х годов появилось определение «серебряный век», под которым подразумевается обычно совокупность новых течений рассматриваемого периода-то, что иначе принято именовать «модерном» или «модернизмом». Хронологические границы «серебряного века» в России определяются примерно двадцатипятилетним отрезком, от начала 90-х годов XIX века до 1917 года.

Живший в этот период великий русский композитор, известный «кучкист» Николай Римский-Корсаков оставаясь хранителем классических традиций, чутко отзывался на новые веяния времени. Сохраняя свой стиль, при этом композитор усиленно тяготел к лирическому началу. Эта «жадность к лиризму» нашла отражение в опере «Царская невеста», романсах 1897–1898 годов и некоторых других сочинениях того же времени.

В 80-х годахXIX века возник «беляевский кружок», возглавлявшийся Николаем Римским-Корсаковым и состоявший большей частью из его учеников. Этот кружок был наследником и продолжателем «Могучей кучки», однако в творчестве его молодых представителей принципы «кучкизма» зачастую академизировались. Ближайшие ученики и соратники Николая Римского-Корсакова Александр Глазунов и Анатолий Лядов при всей их значительности, не обладали той широтой художественных исканий и способностью непрерывного творческого роста и обновления, какие позволили их учителю на протяжении более сорока лет идти вперёд и «не отставать от века». [9, с. 14]

Одно из крупнейших мест в русской музыке рассматриваемого периода принадлежит мудрому художнику-мыслителю Сергею Танееву. Для композитора характерны большое внимание к конструктивным элементам музыки, возрастающая роль рационалистического начала. Многое в творчестве композитора близко к неоклассицизму, но есть в нём и то, что объединяет строгие формы баховской и добахвской полифонии с симфонизмом мышления венских классиков и лирической непосредственностью выражения композиторов-романтиков.

Среди композиторов более молодого поколения, чей творческий облик окончательно сложился уже в 900-х годах, особое место занимают Сергей Рахманинов и Николай Метнер – художники ярко выраженной и своеобразной индивидуальности, сохранявшие однако, верность классическим традициям русской музыки. Оба названных композитора умели наполнить старые, традиционные формы новым, оригинальным содержанием, выразить с помощью знакомых средств, строй чувств и мироощущение своего современника – человека XX века. [9, с. 16]

Популярность Сергея Рахманинова 900-х и 910-х годах была чрезвычайно велика и была сравнима лишь с популярностью Александра Скрябина. Стиль зрелого Александра Скрябина вырабатывается под воздействием идей символизма, которые потребовали особых средств музыкального выражения – предельно утончённых, порой почти «имматериальных» и одновременно напряжённо экспрессивных, доходящих до экстатичности. Его мелодическое и гармоническое мышление было настолько своеобразно и ново, что оказало значительное влияние на развитие последнего на Западе в XX веке.

В 1910 – е годы возникает стремление к искусству более полнокровному, полновесному, определённому по выражению и по форме, которое могло бы противопоставить «полу-мыслям», полу-чувствам» импрессионизма – трезвую ясность мысли, здоровую цельность чувств, яркие и сочные, даже преувеличенно резкие краски. Этой потребности отвечало творчество Игоря Стравинского и молодого Сергея Прокофьева, привлекающее внимание всего музыкального мира на исходе 900-х и в начале 910-х годов. [9, с. 18–19]

Игорь Стравинский прошёл в начале своего пути через стадию увлечения красочной импрессионистической звукописью и стилизованными образами русской сказочной старины (балет «Жар-птица»), но уже во втором балете, «Петрушка», появившемся на свет в 1912 году, наряду с импрессионистическим методом фиксации мгновенных впечатлений выступают новые черты.

В творчестве же Сергея Прокофьева сразу бросалось в глаза непривычное, дерзкое и вызывающее. Сам Сергей Прокофьев позже сетовал на то, что ему долгое время отказывали в лирике и «непоощрённая, она развивалась медленно». [9, с. 20]

В пёстром, многокрасочном спектре течений, характеризующих русский музыкальный модернизм 1910-х годов, проявляли себя и крайние, порой экстремистские тенденции, составляющие в своей совокупности то, что определяется исследователями как ранний русский авангард. Свои истоки эти тенденции берут в творчестве позднего Александра Скрябина и Арнольда Шёнберга, частично соприкасаясь также с футуризмом и кубофутуризмом.

Страницы: 1 2 3 4

Разделы

Copyright © 2020 - All Rights Reserved - www.musicexplore.ru