Хоровые элегии Виктора Калинникова

Материалы » Пейзажная хоровая лирика русских композиторов » Хоровые элегии Виктора Калинникова

Страница 3

Задача дирижёра и хора, исполняющего «Кондор» состоит, прежде всего, в передаче сложного, философского образа произведения. Исполнителям необходимо прочувствовать страдания героя, погрузиться в мрачную атмосферу хора. Следует выполнять каждую рекомендацию композитора, касающуюся темпа, динамики, агогики и прочих средств музыкальной выразительности, не передающихся нотным текстом.

Стремясь яснее отразить интонации поэтического текста, композитор использует переменный размер. Этим композитор достигает широты мелодии, её неспешного декламационного характера. При этом становятся более ясными смысловые ударения на ключевые слова.

Хотелось бы обратить внимание на первые слова хора. Весомое, глубокое высказывание является интонационным ядром, которое погружает слушателя в мрачную атмосферу хора. Звучание каждого аккорда композитор усиливает акцентом.

Важную роль в хоре играют динамические и темповые изменения. Так, в первой части каждый период затихает и сильно замедляется к концу, усиливая чувство неизбежности и одиночества, выраженное в поэтическом тексте.

Многие хоры Виктора Калинникова, как и огромное большинство русских хоров a cappella, написаны в малых формах. Это или периоды («Зима», «Проходит лето»), или простые двухчастные формы («Жаворонок», «Ой, честь ли то молодцу»), или разновидности трёхчастных форм. Несколько особняком стоит хор «Спесь», написанный в свободной форме. В трёхчастных хорах композитора классическая трёхчастная схема, как и обычно в хоровой музыке без сопровождения значительно видоизменяется под влиянием поэтического текста. Наиболее типичным фактором, преобразующим хоровую трёхчастную форму является тяготение к строфичности, то есть стремление оформить каждую новую строфу текста новым музыкальным материалом.

Что касается деталей воплощения текста, то есть собственно декламационной стороны, то здесь Виктор Калинников, как и большинство хоровых композиторов его времени, ограничивается правильной просодией, не стремясь к использованию различных интонационных возможностей речевой декламации. Это связано очевидно с тем, что композитор воспринимал хор, в первую очередь как певческий (а не драматический) коллектив и писал для него сочинения, которые должно хорошо петь, а не декламировать.

Сочинения Виктора Калинникова рассчитаны на большой и высококвалифицированный исполнительский коллектив. Об этом говорят и сложные тонально модуляционные планы его хоров (например, модуляция из фа мажора в соль-бемоль мажор в хоре «Нам звёзды кроткие сияли» или из соль мажора в ля-бемоль мажор в «Звёзды меркнут» начиная со слов «рыбаки в шалашах пробудилися»). Применяемые им отдельные трудно интонируемые аккорды, вроде септаккорда VII ступени с пониженной терцией в piu mosso «Кондора», и полифункциональные сочетания, такие например как в «Зорьке» с её труднейшей хроматизированной басовой партией в ре-мажорной части; наконец на это же указывают почти обязательные divisi во всех партиях и глубина диапазона басов, предполагающая наличие полноценных профессиональных голосов. [20, с. 63–64]

Общий же диапазон и особенно тесситура хоровых партий у Виктора Калинникова сравнительно очень умеренны, как и у всех композиторов, ценящих прелесть мягкого хорового звучания и понимающих трудность и напряжённость высокой тесситуры. Диапазоны и в особенности тесситура варьируются в связи с художественной задачей произведения. Так, например, в написанном «тёмными красками» «Кондоре» общая тесситура очень низка, так же как и в «Лесе» с его отзвуками богатырских картин Александра Бородина. «Жаворонок», наоборот, высветлен очень высокой тесситурой по сравнению с другими хорами.

Количество голосов в хоре постоянно меняется в целях тембровой выразительности. Напомним, например, акварельное начало «Осени» (без басов), яркое шести- и восьмиголосие в конце «Ой, честь ли то молодцу», выключение басов в начале прозрачно звучащей репризы хора «Солнце, солнце встаёт», выключение сопрано в сумрачно окрашенном втором предложении «Зимы» и там же в третьем предложении crescendo, выполненное не только усилением звука, но и постепенным увеличением количества голосов и партий (аналогичный случай смотреть во второй строфе «Леса» – «Где ж девалася речь высокая»).

Мелодика хоров Виктора Калинникова близка городской, иногда крестьянской песне; встречается подражание речевым интонациям. Гармонии хоров красочны, изобилуют побочными доминантами, неаккордовыми звуками, задержаниями, часто встречаются сопоставления далёких тональностей, нередки плагальные обороты, несовершенные кадансы, секвенции.

При гармоническом складе фактуры в основном изложении применяется мелодизация голосов, полифония. Хоры написаны в простых формах: период, двухчастная, трёхчастная, строфическая (элементы строфичности наблюдаются у композитора и в других формах). Хоровая фактура разнообразна: эпизодически используется неполный хор; мелодия часто проводится в различных партиях, в виде «перекличек», органный пункт применяется и в верхних голосах, на разных ступенях гаммы; меняется число голосов: наряду с удвоенным двухголосием употребляется выдержанное четырёхголосие и divisi. Голоса, как правило, используются в умеренных диапазонах.

Страницы: 1 2 3 4

Разделы

Copyright © 2020 - All Rights Reserved - www.musicexplore.ru