Значение оперной реформы для формирования нового вокально-исполнительского стиля

Материалы » Оперная реформа Вагнера как фактор формирования нового исполнительского стиля » Значение оперной реформы для формирования нового вокально-исполнительского стиля

Страница 5

Тема любви Зигфрида и Брунгильды, появившаяся в прологе, в лирической сцене героев.

Особого внимания заслуживает центральная сцена II действия, гигантский по протяженности и невиданный по лирическому напряжению дуэт Тристана и Изольды. В сущности, это вершина оперы, ее центр — философско-психологический, образно-тематический, тонально-гармонический. Сюда стянуты все нити предыдущего развития; здесь они достигают наивысшего эмоционального и симфонического развития и одновременно наивысшей неустойчивости. Всё последующее — процесс внутренне сложного, но все же очевидного разрешения, растворения. Тематизм этой сцены исчерпывающий — дальше новых знаковых тем не будет. Сцена включает три уровня, три раздела, определяемые психологическим действием: первый раздел, где господствует тема дня, — проклятие дню, разлучающему героев (Tagesflucht); второй раздел — гимн ночи (Liebe.snacht), соединяющей влюбленных, погруженных в любовное томление; третий раздел — гимн смерти (Liebestod). Сцена имеет сквозное развитие, которое определяется тональным и тематическим процессом. В первом разделе — возбужденные фразы Тристана и Изольды, перебивающие друг друга, включаются в ткань любовных тем — любовного нетерпения, томления, жажды; всё в стремительном движении, в потоке безостановочных модуляций, с редкими остановками тональных разрешений - Но главный мотив раздела — тема дня («День светлый! Коварный и злобный .»). Его появления бесконечны, тональные варианты безграничны. Основная краска — жесткая, резко ослепительная. Во втором разделе сцены — Liebesnacht на смену неистовому возбуждению и непрерывным тональным смещениям приходит созерцательное погружение в мерцающие блики, трепет вибрирующих созвучий на тоническом звуке ля-бемоль мажора. На фоне мягко пульсирующих триолей струнных (с синкопированным ритмом), играющих с сурдинами, звучат голоса Тристана и Изольды — это один из самых тонких, томительных, изысканных романтических ноктюрнов в оперной литературе. Тематическая основа раздела — романс Вагнера «Грезы» на слова Матильды Везендонк. (см. приложение № 2)

Гармоническая основа темы ночи — тоническое трезвучие ля-бемоль мажора — ля-бемоль минора. В мелодической интервалике вокальных вступлений формируется сумеречная гармония малого септаккорда (вариант лейтаккорда), идентичного гармонической кульминации вступления к опере.

Возникают новые мелодические элементы: «Солнца луч в сердцах наших тает» — мелодическая восходящая волна в пределах лирической сексты с энгармоническим выходом из ля-бемоль мажора в ля мажор; рядом — «Грудь к груди, к устам уста .», отражающий нисходящий шаг в объеме не менее лирической септимы с подчеркнутым акцентом на тритоне. Это мотив самозабвения. Второй раздел ноктюрна выявляет тональность соль-бемоль мажор. Психологически важная деталь — соединение темы смерти и темы дня, признаки которой поглощаются очертаниями темы смерти.

Все готовит последний, третий раздел дуэта — гимн смерти; происходит «вторжение» новой темы — смерть в любви (Liebestod): «Примем смерть мы, смерть одну ». В основе темы смерти в любви лежит восходящая секвенция квартовых мотивов со сдвигом на III низкую мажорную ступень. Возникает цепь тональностей по малым терциям (ля-бемоль мажор — до-бемоль мажор — ре мажор — фа мажор), в конце которой формируется аккорд фа—ля-бемоль-до-бемоль-ми-бемоль, уже известный вариант лейтгармонии (см. кульминацию первого вступления и начало второго раздела дуэта). Предостерегающий голос Брангены «Близок враг . Ночь прочь бежит .» вносит предчувствие развязки, угрозу. Появление темы самозабвения — последняя пауза перед неудержимой волной экстатического развития. В тональном развитии ярко обозначается си мажор. Ослепительный свет диезов совпадает с возгласами «О вечный мрак, чудный мрак .», с темой дня в увеличении. В этой тональности начинается новое, вершинное восхождение темы Liebestod. Она усложняется, возникает новый пластический мотив, опевающий начальный звук восходящей сексты. Важнейшее звено этого потока — «Без названий, нераздельно, в новых мыслях, в новых чувствах» — аналог фразы Изольды из I действия « .мне назначен, мной потерян .», развивающий мотив чести Тристана. Его хроматическое развитие приводит к эскизу заключительной, завершающей оперу каденции в си мажоре с плагальным оборотом (S — Т). Здесь же определяется бесконечное тяготение к итоговому разрешению, которое отстраняется вновь и вновь волнами альтерированных созвучий, соединенных с хроматическим развитием мотива томления. Доминантовый предыкт охватывает двенадцать тактов и прерывается трагическим взрывом — уменьшенным септаккордом. Он совпадает с появлением короля Марка, Курвенала и придворных; гимн смерти переходит в заключительный раздел II действия. В оркестре звучат отголоски Liebestod в движении нисходящих секвенций, освобождающих тему от диезов. Сумрак охватывает все звуковое пространство, в том числе и тему дня, она звучит в низком регистре, «гаснет». Монолог Марка, меланхолический и скорбный, сильнейшим образом контрастирует с предыдущей сценой. Всё, что происходит дальше, сохраняет и усиливает атмосферу печали (см. приложение №5).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Разделы

Copyright © 2020 - All Rights Reserved - www.musicexplore.ru